Политики и государственные деятели
 ВСТУПЛЕНИЕ | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я | СТАТЬИ


:: РАЗДЕЛЫ ::

:: ::


 

ГЕНРИХ ЯГОДА

ЯГОДА Генрих Григорьевич
(Деятель революционного движения, один из руководителей советских карательных органов и организаторов репрессий.)

Родился в 1891 в Рыбинске в семье мелкого ремесленника-ювелира. Окончил экстерном гимназию в Нижнем Новгороде. Поскольку семья придерживалась антиправительственных взглядов (два брата Ягоды позднее погибли в революционных событиях - один во время восстания в Сормове, другой расстрелян за организацию восстания в полку в Первую мировую войну), начало трудовой деятельности в качестве наборщика совпало с революционной - местом работы была подпольная типография. Уже в 17-летнем возрасте попал в поле зрения полиции, примкнув к нижегородской группе анархо-коммунистов (группой руководил тайный агент полиции), занялся перевозкой взрывчатки и подготовкой 'экса' в городском банке. Арестовывался в 1911 и 1912, был выслан на два года в Симбирск под гласный надзор полиции. Был амнистирован в связи с юбилеем дома Романовых, переехал в Петербург, где работал статистиком в артели Союза городов, в больничной кассе Путиловского завода, в редакции журнала 'Вопросы статистики'. В 1914 женился на Иде Авербах - племяннице Я.М.Свердлова.

В Первую мировую войну был призван в армию, ранен, находился на фронте до 1917. В 1917 вернулся в Петроград, вступил в военную организацию РСДРП(б), являлся членом большевистской фракции городского Совета рабочих и солдатских депутатов, участвовал в издании газеты 'Солдатская правда'. Участник вооруженных боев в Москве в октябре 1917. После октябрьского переворота ответственный редактор газеты 'Крестьянская беднота', управляющий делами Высшей военной инспекции Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

С ноября 1919 - управляющий делами особого отдела ВЧК, а затем и всей Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, член коллегии ВЧК. На новой работе проявил организаторские и административные способности, неоднократно предлагал проекты по реорганизации и улучшению деятельности аппарата центральной ВЧК и ее местных органов (некоторые из них были приняты). Быстрому карьерному росту способствовали беспринципность, стремление выполнить любой приказ руководства, а также родственные связи Ягоды.

С июня 1922 - начальник особого отдела преемника ВЧК - Главного политического управления (ГПУ), с сентября 1923 - второй заместитель председателя Объединенного ГПУ (ОГПУ), одновременно начальник особого, затем секретно-оперативного отдела ОГПУ, отвечавшего за борьбу с внутриполитической оппозицией. С октября 1929 - первый заместитель председателя ОГПУ (из-за болезни В.Р.Менжинского с начала 1930-х годов фактически руководил всей деятельностью этого карательного органа), а с июля 1934 - после преобразования ОГПУ - нарком внутренних дел СССР. В ноябре 1935 Ягоде присвоено звание генерального комиссара государственной безопасности.

В 1920-х - начале 1930-х годов не было ни одного политического судебного процесса или политической акции, в которых Ягода не принимал бы участия. Его подписи стоят под постановлениями о высылке из страны в 1922 Н.А.Бердяева, П.А.Сорокина, других известных представителей русской интеллигенции, под документами о выдворении из СССР Л.Д.Троцкого и его семьи, на ордерах об аресте поэта О.Э.Мандельштама, драматурга Н.Р.Эрдмана и многих других. Ягода руководил или принимал непосредственное участие в проведении в конце 1920-х годов операции 'Весна' по репрессированию бывших офицеров и генералов старой армии, в фабрикации материалов 'Шахтинского дела' (1928), процессов 'Трудовой крестьянской партии' (1930), 'Промпартии (Инженерного центра)' (1930), 'Союзного бюро ЦК РСДРП меньшевиков' (1931) и др.

Были в его чекистской деятельности и другие увлечения. Он любил благодетельствовать писателям и художникам, организовывал у себя литературные вечера и салоны. Борьбу с беспризорностью вела знаменитая в те годы Болшевская трудовая коммуна ОГПУ, носившая имя ее высокого покровителя, не раз приезжавшего к детям. Среди организаторов строительства Беломоро-Балтийского канала (его строили заключенные находившегося в системе ОГПУ - НКВД знаменитого Гулага - Главного управления лагерей) видное место принадлежало руководителю чекистского ведомства. Оправдывая массовую гибель подневольных строителей задачами 'выковывания нового человеческого материала', Ягода даже организовал для группы советских писателей во главе с А.М.Горьким ознакомительную поездку на эту стройку, итогом которой стала вышедшая в горьковской серии 'истории фабрик и заводов' книга Беломоро-Балтийский канал имени Сталина. История строительства.

После убийства С.М.Кирова в декабре 1934 Ягода возглавил работу по 'выявлению' и уничтожению 'террористов и диверсантов' из числа бывших оппозиционеров. При его непосредственном участии органами НКВД были сфальсифицированы и подготовлены для рассмотрения на открытых судебных процессах дела 'Ленинградского террористического зиновьевского центра' (декабрь 1934), 'Московского центра контрреволюционной зиновьевской организации' (январь 1935), 'Контрреволюционных террористических групп в правительственной библиотеке и комендатуре Кремля' (июль 1935), 'Объединенного троцкистско-зиновьевского центра' (август 1936).

Тем не менее проявленного рвения оказалось недостаточно. В телеграмме Сталина и А.А.Жданова из Сочи от 25 сентября 1936, адресованной членам Политбюро ЦК ВКП(б), говорилось: 'Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение тов. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей НКВД...'. На следующий день Н.И.Ежов был назначен наркомом внутренних дел СССР, а Ягода перемещен на должность наркома связи СССР.

На февральско-мартовском (1937) пленуме ЦК ВКП(б) обличительную речь против Ягоды произнес Н.И.Ежов. С критикой опального начальника выступили его бывшие подчиненные Л.М.Заковский, Я.С.Агранов, В.А.Балицкий, Е.Г.Евдокимов. В ответ обвиняемый каялся, признавал 'допущенные ошибки'. Пленум ЦК ВКП(б) принял резолюцию, осуждавшую деятельность бывшего наркома внутренних дел. 28 марта 1937 Ягода был арестован, в НКВД началась 'чистка', в результате которой все служившие при Ягоде 18 комиссаров государственной безопасности первого и второго рангов были расстреляны или погибли в заключении.

Материалы 'дела' бывшего наркома искусственно приобщили к делам Н.И.Бухарина, А.И.Рыкова и других. Сделавший немало для победы Сталина во внутрипартийной борьбе за власть, Ягода оказался на скамье подсудимых с теми, против кого когда-то боролся. Процесс 'антисоветского правотроцкистского блока' состоялся в Москве 2-13 марта 1938. На суде Ягода подтвердил большинство предъявленных ему обвинений: в подготовке кремлевского заговора, в связях с Л.Д.Троцким, в организации убийства своего бывшего шефа В.Р.Менжинского, В.В.Куйбышева и А.М.Горького, но отрицал шпионаж и участие в убийстве С.М.Кирова. Был осужден к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 15 марта 1938.

Как один из организаторов репрессий (по неполным данным, за время пребывания Ягоды на посту руководителя ОГПУ - НКВД с 1922 по 1936 было расстреляно более 52 тыс. человек) не реабилитирован.